#арт_личность Дарья Иринчеева

Хотелось написать аналитическую и обзорную статью о небольшом, но уже довольно успешном творческом пути молодой петербургской художницы Дарьи Иринчеевой, которая сейчас живет и работает в Нью-Йорке, окончила очень престижную школу визуальных искусств и занимается  довольно сложными, пространственными инстилляциями,  но на глаза попалось очень интересное интервью, датированное еще далеким 2011 годом. Пожалуй просто его перепечатаю. Без изменений.

 

1.
Я выросла в большой семье — у меня две сестры и брат. Мы все жили в большой квартире в Питере на Васильевском острове.
Моя мама очень любит классическое искусство, скорее русское и я на этом воспитывалась.
Родители у меня по образованию математики, мама в результате стала преподавателем английского, а папа химиком. Дед был профессором физики, брат пошел в менеджмент и основал свой бизнес, старшая сестра стала дизайнером, а другая сестра училась на Восточном факультете СПБГУ, на кафедре монгольского языка. В семье всегда была атмосфера любви и интереса ко всему.
Я решила пойти на дизайн костюма и поступила в Питерский Университет Технологии и Дизайна, где проучилась три года.
До этого в художественной школе я не занималась, только какие-то кружки, но всё в далеком детстве и несерьёзно.
В Университете Технологии и Дизайна начала много путешествовать за счёт работы в фирме брата. У брата туристический бизнес и я тогда работала гидом по Питеру, водила экскурсии в Эрмитаже, Петергофе и т.д.
Я из небогатой семьи, если уж говорить открыто. У нас не было возможности путешествовать, куда-то ездить. Но у меня никогда не было чувства, что мне чего-то не достает. Хотя…

2.
Во время путешествий я начала видеть современное искусство, совершенно не понимая его, оно вызывало скорее чувство отвращения. Возможно, это свойство моего характера — если я что-то не понимаю, то это сразу вызывает негативную реакцию. Дурацкое свойство…
Однажды, как обычно, практически без гроша в кармане, я поехала во Францию в город Аннси (город на границе со Швейцарией), навестить мою хорошую подругу из Питера, которая училась там, в школе современного искусства.
Я приехала и была потрясена, потрясена тем, какие люди там учатся, чему они учатся, как они живут.
Все эти две недели были во Франции, похоже, были судьбоносные. Мы много тусили и параллельно ребята показывали мне много альбомов современных художников, рассказывали, объясняли, почему это красиво, интересно.
Проведя неделю в этой школе, я поняла, что обратной дороги нет, и пошла к директору этой школы. Я не говорила по-французски, он не говорил по-английски, и я начала на пальцах ему объяснять: «Я..хочу..здесь..forever.. силь ву пле!!!“. В результате его что-то тронуло, и когда я уже вернулась обратно в Питер, то получила документы, что я зачислена. Забрала документы из Университета Технологии и Дизайна и получив студенческую визу, поехала изучать современное искусство. Надо сказать, без помощи моей подруги из Питера ничего бы не было, я просто не разобралась бы во всей бюрократической системе Франции!
Занятия у нас проходили в здании, построенном учеником Ле Корбюзье. В школе была масса возможностей: мастерские по работе с деревом, металлом, скульптурные мастерские, затемненные комнаты для фото, компьютерные классы для монтажа видео. Преподаватели были очень открытые, они никогда не ставили себя выше студентов, всегда общались с тобой наравне, проходили путь вместе с тобой.
Но мне на месте не сиделось, как обычно, и я решила поступать в Лионскую академию. Все говорили, что это очень сложно, почти нереально. В итоге из всей школы взяли только меня.
В Лионе было уже совсем всё другое, преподаватель там — Бог. Тебя постоянно посылают читать книжки — читай, читай, читай и тогда, может быть, ты что-то поймёшь. А в реальной жизни ничего не происходило, скучно.
На сегодняшний день я понимаю, что молода, хочется драйва. Сейчас мне, как художнику, интересней брать мысли и идеи для своих проектов из реальной жизни, своего личного опыта. Несомненно, это не исключает важности книг и теории в моей практике. Но на данный момент я хочу получать большой, реальный опыт в большей степени, чем через книги или интернет. Поэтому я покинула Лион и поехала в Москву. Чувствовалось, что именно здесь есть драйв, есть возможность и читать, и жить реальной, активной жизнью, то есть получать и теоретические, и практические знания одновременно.

3.
Стала жить в Москве, пошла работать в фонд Виктория. В ИПСИ я поступила т.к. хотела понять, узнать какая в России система образования в области современного искусства. Честно сказать, с работой в Фонде мне повезло, потому что там я узнаю очень много теоретической информации и при этом гигантские практические знания.
Мне кажется, в России давно пора открывать полноценный Университет современного искусства. Необходимо развитие ситуации в целом. Уже прошёл тот период, когда художники брались из ниоткуда. Сейчас надо учиться, приобретать навыки, образовывать группы. Например, в ИПСИ мы встречаемся три раза в неделю по одному часу и почти не знаем друг друга. В Аннси же мы приходили в школу в девять утра на лекции, потом в мастерские, а уходили домой только в одиннадцать вечера. Мы вместе работали над своими проектами, придумывали, общались, т.е. было полное погружение в эту среду, тесное общение, которое давало свои результаты. А здесь, ни в коем случае не хочу никого обидеть, такой курс для домохозяек по современному искусству.
Наверное, больше всего мне нравятся лекции Стаса Шурипы. Александра Обухова и Ирина Кулик тоже прекрасны, но это общая информация, которую можно получить из книг. Мне кажется это хорошее начало, но начало, требующее развития.
В следующем году я планирую уехать в США, я уже поступила в несколько университетов, но пока не решила в какой именно я поеду.

 

4.
Сейчас, как художник, я выступаю крайне редко, много времени занимает работа. Но я работаю в Фонде с потрясающе интересными людьми, моими очень хорошими друзьями, у которых я очень многому учусь, с которыми я постоянно делюсь идеями, мыслями. Я могу всегда рассказать им свои проекты, посоветоваться, обсудить.
Сейчас готовлю выставку для ярмарки современного искусства в Мадриде. Выставок у меня было много, но все групповые.
Ещё когда я училась во Франции я приезжала в Москву и подавала пару проектов на СТАРТ. Кое-что отобрали для выставки, но потом встал вопрос о том, что я учусь во Франции, и мне отказали. Там обязательное условие — выставлять художников, которые живут и учатся в России.
Сейчас я в России, но мне пока хочется расти и крепнуть для будущих художественных высказываний.



Автор интервью: Мария Фомина

Источник aroundart.ru


 



читателей статьи "#арт_личность Дарья Иринчеева"

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Последние записи